Праздник День медицинского работника приходится на третье воскресенье июня. В честь этого праздника, «Комсомолка» взяла интервью у нейрохирурга Бориса Бараненко.

Врач Бараненко работает в детском отделении, но оперирует и взрослых, и пожилых. На фото дети по поступлению прооперированные по очереди. Фото: архив Бараненко Б.А.
Врач Бараненко работает в детском отделении, но оперирует и взрослых, и пожилых. На фото дети по поступлению прооперированные по очереди. Фото: архив Бараненко Б.А.

Что очень заметно – у врачей практически ни у кого нет странички в соцсетях. Представители большинства других профессий есть в сети. А вот докторов, врачей очень мало. Более того, в интернете можно найти: как сварить борщ, как починить телефон, как клеить обои, как посадить картошку, как рисовать натюрморт, как поменять колесо в машине, и много чего еще как что сделать есть в сети. Сайты лечения тоже есть: народной медицины, лечения голоданием, сыроедением и чего только нет! Сайты медицинских центров и больниц тоже есть, но не лечат он-лайн. Если нужен доктор, надо позвонить. А узнать телефон врача сейчас просто – спросить в интернете. Обязательно найдется пациент, которого вылечил нужный врач. Если спросить у врача в личке соцсети, ответ можно долго ждать – лечат же кого-то, не до вашего вопроса. Но с другой стороны – дорогие врачи! Спасибо, что вы есть! Спасибо вам, что мы есть! Что лечите каждого индивидуально, а не в интернете.

Знакомьтесь, Бараненко Борис Александрович, нейрохирург. Прооперировал более пяти тысяч человек. При этом несмотря на то, что черепа и позвоночник у всех одинаковые, опухоли, травмы, заболевания не одинаковые, различаются у всех. Как питаться, чем заниматься, чтоб выздороветь, как влияет война спросили у профессионального врача.

– Борис Александрович, сейчас чаще или реже болеют? И чем?

– В последнее время хронический стресс и заболевания головного мозга «помолодели». Как человек верующий, хочу сказать, все мы находимся в сите, просеиваемся все, и все людские слабости всплывают наружу. Раньше люди меньше выпивали, следили за собой. Уровень жизни был иной – не могу сказать лучше или хуже. Сейчас изменились возможности людей. Слабости дают о себе знать. Есть люди, которые не выезжают на курорт – иногда нет денег даже на жизнь. Люди запивают это алкоголем. Пытаются затушевать в своем сознании и реальности. Это ведет к повышению артериального давления, к сосудистым катастрофам в головном мозге. Обостряет это онкологические заболевания и их количество? Конечно. Стресс – это истощение всей системы – нервной, эндокринной и иммунной. Раньше мы, как нейрохирурги, сталкивались с доброкачественными процессами в головном мозге. Сейчас, зачастую, опухоли стали более агрессивными. А слово «злокачественные» разделяют еще на несколько подтипов – злокачественные, злокачественные в квадрате и злокачественные в кубе. Они резистентны к лучевой терапии и молниеносно развиваются. И это пугающая статистика.

Люди теряют вектор нравственной культуры, физической культуры, культуры питания, и теряют самоуважение, что приводит к слабостям тела и духа. Когда хаос – все возникает. Во время войн снижается социальный уровень, уровень питания, санитарные нормы. Человек должен быть выкупан, с чистыми зубами, в чистых трусах, в чистых носках. Но когда нет этой возможности – люди изыскивают. Это тоже подводит к культуре бытия. Человек культурный не купит себе сигарет и пива, он купит мыла. Другой скажет – «нафик мне это мыло» и купит бутылку водки. Это было есть и будет. Поэтому мы живем во время отсеивания. Как сказал Платон – «Трудные времена рождают сильных людей». Сейчас мы находимся в таком времени. Но, парадокс – в комфортные времена рождали слабых людей. И слабые люди привели к такому хаосу нашу бывшую страну.

Эвалдас Чеснулис (слева) нейрохирург из Швейцарии, профессор с мировым именем. Первая в истории клиники нейрохирургии Донецка операция по удалению опухоли ствола головного мозга в феврале 2019 году. Справа меценат Сергей Федорович. Фото:архив Бараненко Б.
Эвалдас Чеснулис (слева) нейрохирург из Швейцарии, профессор с мировым именем. Первая в истории клиники нейрохирургии Донецка операция по удалению опухоли ствола головного мозга в феврале 2019 году. Справа меценат Сергей Федорович. Фото:архив Бараненко Б.

– Какие болезни в Донецке распространены в вашей области? Кроме коронавируса

– Болезни как были частью жизни человека, так и остаются: несмотря на политическую обстановку, на вероисповедание, ни на что – люди болели, болеют и будут болеть. С моей специальностью связаны опухолевые поражения головного мозга. Проследить причинно-следственную связь этих заболеваний крайне сложно. Она есть, но мы ее не знаем, не видим, не можем установить. Только доброкачественные опухоли возникают из-за доказанных причин:

1. Изменение гормонального фона

2. Посттравматическое развитие этого заболевания

3. Потребление в пищу нитратов

Причины других опухолей, которые возникают из структуры мозга, зачастую установить невозможно. Есть много теорий: генетические, вирусные и другие. Но четкой причиной, что глиобластома возникает по этой причине; астроцитома – по другой, олигодендроглиома – поэтому, такого нет. Поэтому, если непонятно от чего появляется, возникают трудности лечения. Операция – это хорошо, не так просто, как кажется. Но удаление не всегда конечный пункт. Подкреплять нужно лучевой и химиотерапией. Это позволяет контролировать в определенной степени скорость развития опухоли. Химиотерапия же – к ней чувствителен небольшой процент. Подчеркну – небольшой процент. Химиотерапия – она не выбирает рак, она действует на весь организм, на иммунную систему. Иммунная система работает в комплексе с нервной и эндокринной системами. Все это – краеугольная база, на которой стоит наша жизнь и деятельность. Если вытащить одну опору, две оставшиеся не выдержат организм. Поэтому, мы находимся в поиске. Стремимся понять. Мы не как сантехники – если что – взял удалил. Или как столяра – чуть что взял, вырезал что-то. Конечно, надо понимать причину.

– Раненых в голову сюда привозят?

– Конечно. Что такое изолированное ранение головы? Это ранение в условиях наших локальных конфликтов, не так часто бывает. В основном связано с работой снайпера. В условии наших реалий происходит чаще сочетанное травмирование организма, когда в результате травмирующего воздействия повреждаются несколько частей тела одним травмирующим агентом. Осколки от снаряда попадают в живот, в легкое, в голову, в ногу. Такой человек должен находится и получать помощь в клинике, где есть абдоминальный, торакальный хирурги, нейрохирург и травматолог. А если ранение головного мозга или позвоночника конечно к нам. Было такое много раз. У меня был мальчик Миша, который уже известен. Отец погиб во время минометного обстрела, мама получила тяжелое ранение, мальчик десяти лет получил осколочное ранение лица, лицевого скелета, черепа, с проникновением осколка в головной мозг. Оперировал я. Выполнили сложную операцию на лице, на органах дыхания, на головном мозге. Слава Богу, навыки есть, как это делать. Самостоятельно решал, как оперировать. На следующий день ребенок пришел в себя, все сохранили. Потом уже к моменту выписки его забрали в Москву, и по новостям сказали «благодаря московским хирургам ребенок остался жив». Ну, это как бы, самолюбие наше немножко тревожит, но ничего. Я понимаю, это важные вещи. Много случаев есть.

Та самая сделанная впервые в мире операция со шведом Эвалдасом Чеснулисом, которая спасла донецкого мальчика. архив Бараненко Б.А.
Та самая сделанная впервые в мире операция со шведом Эвалдасом Чеснулисом, которая спасла донецкого мальчика. архив Бараненко Б.А.

– Многие врачи уехали. Некоторые вернулись, некоторые нет. Почему вы не уехали?

– Почему я здесь – потому что патриот своего города. Я люблю свой город. Я здесь родился, здесь вырос, все, что я имею – мне дал город. Я его люблю и ценю. Здесь мои родители жили, здесь мои близкие люди. Так сложилось, что кто-то умер, кто-то уехал. Опять же, здесь много людей, которые нуждаются. В Москве есть свои хорошие специалисты. И за границей тоже. И якоря определенные есть … Люблю я Донецк. Вот поэтому я здесь. Я посмотрел мир: мой город – где родился там сгодился – так говорила моя мама. Никуда не планирую уезжать из своего города.

– Что-то появилось новое – современные виды обследования и лечения появились за последние годы?

– С «хороших» времен у нас осталась мощная диагностическая и лечебная база.

Замечательный университет – наша alma mater во главе с великим человеком, профессионалом и настоящим Лидером членкор академии медицинских наук, профессор, героем ДНР Григорием Анатольевичем Игнатенко. Благодаря руководству больницы Республики, в нашем арсенале появились новейшая навигационная система, микроскопы, ультразвуковых диссекторы – то, без чего невозможно выполнять высокоточные сложнейшие нейрохирургические операции.

Мы и сейчас не стоим на месте, развиваемся по возможности. Люди с Украины приезжают к нам лечится. Все помнят, знают, что здесь мощная база. В довоенное время мы считались одной из передовых клиник на Украине: по оснащенности, по подготовленности кадров. Больница Калинина – очень высококвалифицированная клиника.

Та самая сделанная впервые в мире операция со шведом Эвалдасом Чеснулисом, которая спасла донецкого мальчика. архив Бараненко Б.А.
Та самая сделанная впервые в мире операция со шведом Эвалдасом Чеснулисом, которая спасла донецкого мальчика. архив Бараненко Б.А.

– Насколько сложна реабилитация после операции? Сколько времени обычно занимает?

– Реабилитация — это серьезный продолжительный труд пациента и его окружения. Люди ленивые – ищут чудотворную пилюлю, чтоб выпил – одну-две-три и здоров. Приведу пример. У меня был молодой человек, оперирован по поводу патологии с задней черепной ямки, где мозжечок. Из-за расположения патологического очага не всегда можно оперировать без неврологических нарушений. Прооперировал, сохранили первично жизнь, но осталось у него атаксия – шаткость при ходьбе. Он еле шел, шатало его. А через полгода приезжает ко мне молодой человек. Смотрю – где-то я его видел. Но это атлет молодой и здоровенный. Парень подарил свою грамоту «Рекордсмен книги Гиннесса» – чемпион параолимпийских игр. Я спрашиваю – как ты этого достиг? Он ответил: «Вы мне сказали – «Занимайся собой. Нет чудотворной пилюли. Есть только физические усилия». Я в день приседал три тысячи раз». Я мастер спорта не присяду три тысячи раз. Он же ежедневно приседал три тысячи раз. Вот ответ что такое реабилитация. Красивые названия «центры», «массажи», «пилюли», «грязи» – это все вспомогательное. Если человек решил восстановить себя – ему это под силу. Если, конечно, речь не о сложных ситуациях, когда разрушены центры, повреждены или отсутствуют. Реабилитация – это тяжелый труд над собой. Вставать, ходить, по мере сил делать любые упражнения, которые под силу. Часто неврологический дефицит не позволяет этого делать и рождает лень. То есть, рука плохо работает. Здоровой рукой разминать суставы, улучшать кровообращение чтоб не было контрактур. Все под силу человеку. Лень – под лежачий камень вода не течет.

Одна из более пяти тысяч операция. Фото: архив Бараненко Б.А.
Одна из более пяти тысяч операция. Фото: архив Бараненко Б.А.

– Что должен знать пациент после или до операции?

– Я сторонник того, что о своем диагнозе пациенту не надо знать. Или не все знать. А родственники должны знать все. У каждого свой характер – кто-то кремень, кто-то вода, кто-то нежный пух. Одни люди способны принимать реальность и жить с этим, и бороться за жизнь. Другие люди не способны – мы слабые существа. Но мы живем – хорошо или плохо – люди не знают, когда умрут. Хорошо это или плохо?

– По собственному опыту – отлично!

— Это философия, об этом надо думать, это глубоко. Что жизнь имеет свой конец – об этом надо помнить. Вот этот промежуток времени от постановки диагноза до последней минуты дается человеку на осмысление своей жизни, своих поступков и прихода к Богу. Я думаю так.

http://www.kp.ru/share/i/4/2172595/big.jpg

– Есть же и внезапные смерти

– Внезапные смерти – это плохо. Люди, которые не успевают. У меня был период, когда я похоронил подряд пять своих родных людей. Но… неверующие люди – это путь в никуда. А при наличии внутри этого огня – веры – человек может жить и бороться. И Бог даст ему понимание, разумение и силы принять болезнь, осознать ее. Прийти с правильным настроем к своему концу. Ни один человек не задержался: и богатые, и бедные, и олигархи, и герои, и трусы, и профессионалы в хирургии, которые знали, как протекает болезнь. Как поступать с внезапной смертью – я не знаю. Но я знаю одно: когда ты с Богом, тогда Бог с тобой. То, что жизнь имеет конец, об этом надо помнить.

– Какие ошибки чаще всего допускают пациенты?

– Все зависит от характера человека. Правильно узнав о болезни, идти к врачу раньше. Чем раньше проблема обнаружена, тем меньше сложности ее лечения. Даже зная, люди боятся. Некоторые не всегда имеют возможность. Некоторые думают – да поболит и перестанет. Поэтому не всегда приходят в свое время.

– Что хуже всего влияет на молодежь?

– По телевизору рекламы об алкогольных напитках достаточно, но меньше рекламы спорта, здорового образа жизни. Почему не построить лишнюю площадку для подростков? Для детей есть, для подростков нет. Был бы турник под носом, или площадка – непроизвольно хотелось бы юноше показать девушке, что он может десятки раз подтянуться. Подростковый возраст, когда кипят гормоны им надо как-то себя реализовать. Если бы этот человек пришел на спортплощадку, разрядил все свои гормональные всплески на турнике, на брусьях, поджимался, взял гантели, пошел спортзал. Сейчас человеку проще купить бутылку, чем попасть в тренажерный зал. Тренажерный зал должен быть легко доступен подросткам.

После дня операций. Фото: архив Бараненко Б.А.
После дня операций. Фото: архив Бараненко Б.А.

– Какие главные проблемы в нейрохирургии, которые надо решать?

– Выделить какие-то проблемы сложно. Жизнь продолжается у нас. Проблемы – это как цепь событий. Решится одна проблема глобальная, решатся соответственно более мелкие проблемы. Надеемся на то, что здравый смысл победит, все это остановится, наша геополитическая обстановка урегулируется. Уйдет основная проблема жизни в состоянии войны – начнется полноценная жизнь, начнут полноценно работать предприятия, начнут люди работать, все будет улучшаться, проблемы будут уходить. Пока надо приспосабливаться к той жизни, какая есть. Не падать духом, держаться. Хочу пожелать тем людям, которые остались здесь, терпения, первично благоразумия и культуры тела и духа своего. Держать себя в нормальной физической форме, не поддаваться панике, не поддаваться бремени алкоголя. От души хочу поздравить всех коллег, медицинских работников с великим праздником Троицы и нашим профессиональным праздником. Желаю всем крепкого здоровья на нашем трудовом поприще.